Поделиться

Ушел из жизни советский и украинский ученый Борис Патон

Познавательное
17 Апр 2019

Академики и ученые — великие люди. Они тратят всю свою жизнь для того, чтобы мы получили доступ к новым технологиям и знаниям. Делятся советами и наблюдениями, которые меняют наше представление о жизни.

Ads

19 августа не стало советского и украинского ученого в области металлургии и технологии металлов Бориса Патона. Ему был 101 год, и вплоть до последних дней он возглавлял Национальную академию наук Украины. Мы решили вспомнить жизненную историю этого удивительного человека.

Мост Патона в Киеве был назван в честь отца Бориса — Евгения Патона. Евгений был экспертом в отрасли сварочных процессов и мостостроения. Неудивительно, что Борис Евгеньевич пошел по стопам своего папы.

Борис Патон свое детство помнил таким: «Я очень благодарен своим родителям за их суровость и не-снисходительность. Отец был первым и главным моим наставником. Он никогда не заставлял нас с братом заниматься наукой. Но у нас всегда перед глазами был его пример. В нашей семье поколениями детям спуску не давали. Работать должны были все».

«Евгений Оскарович не имел привычки подвозить нас с братом на служебной машине. Делал это только в каких-то исключительных случаях. Или если мы действительно чего-то такого значительного достигли».

«Дружил с Никитой Хрущевым, и тот предложил назвать мост в честь него. Отец не дожил до открытия три месяца. В проекте закладывалось десять тысяч машин в сутки, а сегодня их по мосту проезжает от восьмидесяти до ста тысяч».

В школе Борис Патон отличником не был. Однажды он схлопотал 9 двоек за семестр. Киевский проектный институт с красным диплом окончить тоже не удалось. «Неуд» по марксизму-ленинизму помешал.

«Не скажу, чтобы я очень из-за этого переживал, — вспоминал Борис Евгеньевич. — Досадно, конечно, но не больше. Вообще, многие люди, которые углубляются в свое направление, несколько теряют связь с реальностью. По своему профилю ты можешь быть асом, а в остальном — плавать. Не буду себя этим оправдывать. Наверное, где-то недоучил. Из-за неудовлетворительной оценки я не падал духом. Просто смирился с этим и пошел дальше».

Защищать диплом инженера-электрика пришлось в 1941 году. Начало войны не помешало будущему академику. «Вторая мировая война началась в тот день, когда я защищал дипломную работу. Возвращался домой под налет бомбардировщиков. Боялся, что не уцелею. Но повезло», — рассказывал Борис Евгеньевич.

В 1953 году Патон-младший возглавил Институт электросварки, основанный его отцом. А в 1962-м занял пост президента Академии наук УССР. Конечно, после распада СССР академию переименовали в Национальную академию наук Украины, но суть работы не изменилась.

«Нужно получать удовлетворение от своего труда и от своей жизни и оставаться оптимистом, несмотря ни на что. Как бы ни складывалась жизнь, я стараюсь этого принципа придерживаться. Хотя это бывает сложно. Но если ты только хнычешь и скулишь, то ничего хорошего не будет», — говорил ученый.

За это время Борис Патон стал автором 700 изобретений, на которые получил 500 патентов, и опубликовал 1200 научных работ. Борис и Евгений Патон известны всему миру. Благодаря им мы знаем, как делать сварку под водой и в космосе. А также умеем применять ее в хирургии. Швы после некоторых операций зашивают именно с помощью электросварки. Этот способ позволяет предотвратить образование шрамов.

Как ученому удавалось так много работать? «Каждый день встаю ни свет ни заря и обдумываю план работы, расставляю приоритеты. Стараюсь быть в курсе событий в нашей стране и в мире. Не могу сидеть без дела. Даже если хочется немного отдохнуть», — делился Борис.

За свои труды ученый получил не одну награду. В его честь установили бронзовый бюст перед зданием Национальной академии наук Украины. «Я на самом деле своего бюста не хотел, и он мне до сих пор не нравится. Он на меня не очень похож. И вообще я не сторонник культа личности. Человека украшает скромность», — признавался мужчина.

Что же думал о современном обществе и власти Борис Патон, который наблюдал за жизнью целых 100 лет? «У государства нет понимания, зачем Украине наука и какие приоритетные направления надо развивать. Нет главного — государственной стратегии в научной сфере. Деньги есть, нет политической воли», — признавался научный деятель.

Борис Евгеньевич считал, что сфера науки и образования нуждается в изменениях: «Иначе люди будут искать лучшей доли в других местах. Особым спросом в мире пользуются наши специалисты в области физико-математических, технических наук и наук о жизни».

Личности такого масштаба рождаются не часто. Мы в редакции скорбим и соболезнуем близким Бориса Евгеньевича. Это большая утрата для всей Украины.

Борис Патон