Что осталось за кадром всеми любимой картины «Вокзал для двоих»

Жизнь
4 Ноя 2019

В нашем кинематографе есть такие фильмы, которые люди готовы пересматривать раз за разом на протяжении десятков лет. К такой нестареющей классике относится лента Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих».

Вышедший в 1982 году фильм получил хорошие оценки критиков и огромную популярность среди советских зрителей. И сегодня, спустя почти 40 лет, «Вокзал для двоих» всё так же любим народом.

Как это бывает с любым фильмом, во время съемок «Вокзала для двоих» произошло немало интересных ситуаций. А ведь всегда интересно узнать, как создавались известные всем фильмы.

«Вокзал для двоих» стал последним в рязановской трилогии фильмов о любви

Первой в трилогии была «Ирония судьбы», а второй — «Служебный роман». По словам режиссера, в каждой из этих лент он хотел показать, как в нашей быстротечной жизни два прекрасных, но невезучих человека, находят друг друга.

Роль пианиста Платона Рябинина с самого начала писалась под Олега Басилашвили

Рязанов любил работать с этим актером и однажды даже написал для него шуточную расписку, что будет снимать Басилашвили в каждом своем фильме.

Изначально роль официантки Веры предназначалась не для Гурченко

Сначала Эльдар Рязанов хотел снять в качестве главной героини молодую актрису. Но потом решил не рисковать и пригласил Людмилу Гурченко.

Сценарий фильма основан на двух реальных историях

Первую историю Эльдар Рязанов и сценарист Эмиль Брагинский узнали от композитора Микаэла Таривердиева. Однажды тот пустил за руль своего автомобиля актрису, в которую был влюблен. К несчастью, женщина сбила пешехода, и Таривердиев взял вину на себя. 2 года композитора судили, после чего амнистировали.

Вторая история произошла с поэтом Ярославом Смеляковым, когда он отбывал срок в лагере. В 1953 году его отпустили под расписку увидеться с товарищами. После бурного застолья все трое проспали будильник, и, чтобы Смеляков не опоздал на утреннюю поверку, друзья дотащили его на себе.

Загрузка...

Фильм снимали с конца

Съемки начались в холодное время года, поэтому в первый день снимали сцену, в которой Басилашвили и Гурченко торопятся к воротам лагеря, таща с собой аккордеон. По воспоминаниям актеров, тогда стоял 30-градусный мороз, им нужно было отыграть эмоционально сложную сцену, а они были знакомы буквально пару часов.

Зимние съемки прошли тяжело для всей команды. Когда главные герои бежали по снегу, оператора на санях тянули пятеро человек, в том числе и режиссер Рязанов. Было скользко, и Басилашвили с Гурченко часто падали, поэтому под конец у актеров было множество синяков и разбиты колени.

Басилашвили не давались любовные сцены

В самом же начале съемок почти незнакомые Басилашвили и Гурченко должны были целоваться, но стеснительный Олег Валерианович просил Рязанова убрать эту сцену. Актер уже был готов уйти из фильма, но тут ситуацию спасла Людмила Гурченко. Считается, что женщина переписала диалог, и сцену поцелуя перенесли в другую часть фильма.

Сам Олег Басилашвили так вспоминал тот эпизод: «Со мной не соглашались, и я просто ушел со съемки. Думал, что меня убрали и кто-то будет другой играть, но через два дня последовал звонок. Я пришел, и Люся мне дала текст: она сама его написала. С тех пор у нас началась действительно взаимная теплая дружба».

За время съемок Олег Басилашвили и Людмила Гурченко стали хорошими друзьями

Люмила Марковна вспоминала: «Сначала я даже не знала, как его отчество. Первый кадр: зима, финал картины, мы где-то в Люберцах, холод, ужас, 28 градусов. Обоим хочется в уборную. А это ж поле голое, гора. Он с одной стороны пописал, я с другой. А к концу картины это был родной человек».

Сцена с потасовкой в ресторане была импровизацией Михалкова

Сымпровизированная Никитой Михалковым сцена в ресторане стала неожиданностью для всей группы. Выходка показалась интересной, но шла вразрез со сценарием. После нее пианист Платон оказывался слабаком.

Тогда Людмила Марковна предложила, чтобы Платон подошел к Вере и спросил шепотом: «Тебе очень стыдно за меня, да?» Тем самым фильм бы показал, что героиня Гурченко готова любить этого мужчину и слабым, и сильным.

Нонна Мордюкова создала интерьер в жилище своей героини

Нонна Мордюкова, исполнившая роль спекулянтки «дяди Миши», сама обставила жилище своей героини. Интерьер получился шикарным и в то же время безвкусным, под стать персонажу Мордюковой. Особое внимание привлекает японский кассетный магнитофон с записями иностранной музыки. По тем временам это был редчайший дефицит.

Во время съемок Олег Басилашвили жил с заключенными

Примерно месяц актер прожил в колонии для несовершеннолетних в Икше. Арестанты долго были враждебны к Басилашвили, но артист старался делиться едой с заключенными из массовки и понемногу наладил с ними отношения.

Потом один из осужденных даже стал обучать Басилашвили, как ведут себя люди в местах лишения свободы, чтобы быть убедительнее в кадре. Взамен тот попросил актера упомянуть его в фильме. Олег Валерианович сдержал слово, и в сцене, когда героиня Гурченко пытается разбудить Платона, он во сне говорит: «Онофренков, кончай!»

Факты о фильме «Вокзал для двоих»