Вахтанг Кикабидзе поделился интересными фактами из своей биографии

Жизнь
4 Окт 2019

Вахтанга Кикабидзе многие называют любимейшим грузином Советского Союза, что, вероятно, вполне может соответствовать истине. Великолепнейший актер, певец, режиссер, сценарист — всё это о нём. Летом 2019 года мужчина отпраздновал свой уже 81-й день рождения, с чем мы его и поздравляем.

А уже осенью Вахтанг Константинович дал большое интервью, где ответил на множество интересных вопросов. В связи с этим мы вспомним, какой была судьба это человека, и, конечно же, расскажем о самых интересных моментов из общения Кикабидзе с журналистами.

Его отец был простым журналистом, пусть и из древнего дворянского рода, а вот мать — настоящей княжной. Чтобы добиться ее расположения, Кикабидзе-старшему пришлось съесть пять острых перцев и немного отлежаться в больнице.

К сожалению, Вахтанг Константинович почти не помнит отца, тот ушел на фронт и в 1942 году пропал где-то под Керчью. Мать всегда верила, что ее муж жив, и передала эту веру сыну. Но их поиски так и не увенчались успехом.

Конечно же, журналисты не смогли обойтись без самого популярного вопроса: почему же мужчину прозвали Бубой? Так вот, никто на самом деле не знает. Кикабидзе даже специально узнавал у матери, и всё равно тайна осталась неразгаданной. Пожалуй, версия о том, что он много бубнил в детстве, имеет право на жизнь.

Княжне было тяжело воспитывать сына в одиночку, да еще и в послевоенное время, потому Вахтанг рос, как он сам говорит, опасным типом. Он трижды оставался на второй год из-за двоек, но все вокруг твердили, что мальчик непременно станет артистом.

«Когда я сам уже как отец повел в школу сына, тот думал, что это на один день. И вот на следующий я лежу после сытного банкета и слышу, как он жалуется маме, что не хочет вставать и идти учиться, а она говорит: “Как тебе не стыдно, твой папа 14 лет в школу ходил, а ты два дня не хочешь”», — вспоминает артист.

Загрузка...

Уже 54 года Вахтанг Константинович женат на одной женщине — балерине Ирине Кебадзе, которая к моменту их встречи уже воспитывала дочку. Познакомились они в Будапеште, где оба были на гастролях. Когда прозвучала новость о скоропостижной кончине Джона Кеннеди, поднялась небольшая паника. Увидев испуганную балерину, Кикабидзе обнял ее и уже больше никогда не отпускал.

«Мне в жизни, кроме жены, очень нравились две женщины. Одной была певица Клавдия Шульженко. Когда она начинала петь, сразу становилась настоящей красавицей. А второй — супруга режиссера Федерико Феллини, итальянская актриса Джульетта Мазина, тоже немодельной внешности. Но талант зажигал их изнутри.

Женщина должна быть прежде всего умной и воспитанной, интеллектуальной. Чтобы с ней было интересно находиться не только в кровати. Не в красоте же дело. Красота — она в других вещах».

Дверь в мир кино для Кикабидзе открыл Георгий Данелия. Ему нужен был актер для ленты «Не горюй», и выбор пал на Вахтанга, хотя режиссеру он сначала и не понравился. Но спустя годы они стали лучшими друзьями, в титрах своих фильмов режиссер подписывал артиста как Бубу Кикабидзе.

Своим самым любимым фильмом Кикабидзе называет «Совсем пропащий». Артист еще посетовал, что сегодня фильм уровня, например, «Мимино» снять практически невозможно. В самой Грузии не собрать на него средств, а если дать другой стране, то результат получится совсем не тот.

В возрасте 40 лет состояние Вахтанга Константиновича резко ухудшилось, врачи диагностировали кисту в мозгу. Шанс на успешную операцию был один из ста, но артист решился. Правда, сначала предупредил жену: если после операции он не сможет петь — из наркоза его можно не выводить. К счастью, всё прошло успешно.

«Когда разрешили есть, Данелия ко мне пришел, курицу принес, говорит: “Ешь, дорогой, поправляйся. Сам тебе сварил”. У меня — ком в горле: Гия! Сам! Варил курицу! Не знаю, понятно ли: мог ведь просто жену попросить», — вспоминал Кикабидзе.

Между прочим, вот отличный повод пересмотреть фильмы с этим замечательным мужчиной. Талантище Вахтанга Константиновича невозможно оценить в полном объеме. Долгих лет вам!

‡агрузка...

Интервью Вахтанга Кикабидзе